МНОГОКАНАЛЬНЫЙ ТЕЛЕФОН
8 800 234 0 124

«В 90-е работалось легче — любая вещь была в диковинку»

1 окт — 2020 | 0:00
Поделиться

«В 90-е работалось легче — любая вещь была в диковинку»
В конце 90-х красноярец Олег Егоров вместе с супругой открыл своё дело по производству одежды. В те дефицитные годы бизнес, не знающий конкурентов, прирастал на 50 процентов в год. Сейчас находиться на этом рынке сложнее, но вот уже почти 23 года компания Inmark развивается и продолжает успешно работать. К семейному делу тем временем присоединилась дочь Егоровых Кристина, ставшая дизайнером одежды. Мы поговорили с ней и главой семьи Олегом Егоровым о швейном бизнесе.

Как начинался бизнес

Олег Егоров: Фирма образовалась в 1990-е годы, выросла из хобби супруги. Она делала изделия на вязальной ручной машине. Однажды мы решили приобрести более серьезное оборудование, чтобы выпускать изделия тиражами. И в 1998 году, буквально за два месяца до обвала рубля и начала кризиса, успели закупить японские машины для производства трикотажных полотен. Как правильно работать на них, нам объяснял человек, который сам учился этому в Японии, на заводе-изготовителе. Купили, обучились и начали производить и продавать трикотажные изделия, джемперы, вязаные полушерстяные шапочки, шарфы.

"В то время все наши изделия пользовались огромной популярностью, потому что был дефицит, и любая вещь была в диковинку. Соответственно, темпы роста у нас были очень большие — в год мы прирастали на 40-50%."

дизигн.jpg

Несколько лет мы продавались через ЦУМ, торговый центр «Красноярье». В 90-е там еще не было арендаторов, мы работали напрямую с собственниками зданий, и в этом отношении было гораздо проще. Не было риска, что оптовик пропадет или не оплатит товар, и в целом всё было очень хорошо отлажено.

В начале 2000-х стали происходить другие рыночные процессы, торговые центры стали запускать арендаторов, а при такой ситуации есть свои минусы. Оптовик может просить товар на реализацию, но по факту оказывается, что за душой у него ничего нет — только арендованный отдельчик и никакого капитала. Кроме того, у нас сократилось количество выпускаемых изделий каждой модели, потому что маленький продавец не может взять много товара. Ну и сильно с начала 2000-х начала ощущаться ценовая конкуренция с Китаем.

Бизнес сегодня

Олег: В настоящее время мы делаем сувенирную продукцию для соревнований, спортсменов, танцоров. Это могут быть футболки, шапки, шарфы с символикой, например. Также шьем продукцию по заказу под сторонними крупными брендами и, конечно, работаем под собственным брендом Inmark. Свою одежду мы продаем через крупные интернет-площадки Ламода и Вайлдберриз.

Кристина: У нас были и свои розничные магазины. Мы два раза пробовали запускать точки, но сейчас торговля переходит в интернет, и показатели продаж там гораздо выше. Наше сотрудничество с маркетплейсами (торговые интернет-площадки — прим. ред.) началось с того, что три года назад я разработала детскую и взрослую коллекции, начала контактировать с блогерами через инстаграм, пытаясь продвинуть свой товар и увидела, что он продается, а моё видение довольно востребовано. Я стала больше и больше узнавать о способах продвижения, и однажды наткнулась на вебинар, где блогер рассказывала о продажах через Ламоду и Вайлдберриз. Это был хороший пинок, который случился в конце 2018 года, а весь 2019 год мы занимались тем, что разрабатывали коллекцию для этих площадок и подавали документы для сотрудничества. И вот с сентября 2019 года мы довольно успешно продаемся на маркетплейсах.

Что ценят покупатели в интернете

Кристина: Мы шьем мужские и женские трикотажные костюмы, футболки, свитшоты, толстовки, платья и детскую одежду. Несмотря на уже устоявшуюся моду на оверсайз (мода на одежду свободного кроя и больших размеров — прим. ред.), мы выпускаем вещи по фигуре и более универсальные. Кроме того, мы делаем ставку на качество, потому что это ценится и будет цениться в перспективе. И, возможно, у нас не такая большая мощность — в среднем от 1 тысячи до 1,5 тысяч изделий в месяц — но нам важно и качество швов, и чтобы все отстрочки были идеально ровными. Покупатели это замечают и отмечают. Самый запоминающийся комментарий от покупателя на Ламоде был такой: «Не ожидал настолько высокого качества от российского производителя». И это, конечно, очень приятно!

трикотаЖ.jpg

Олег: Не менее важно качество ткани, из которой мы шьем нашу одежду. Методом проб и ошибок мы нашли производителей высококачественных хлопковых трикотажных материалов. В основном это Турция. 

Чтобы оценить качество ткани, надо определить, какая нить использовалась для ее изготовления. Нить гребенного прядения или нить пенье — это основа хорошего материала, потому что они длинные и износостойкие. Методы скручивания и всевозможные термические обработки нитей тоже играют роль, поскольку напрямую влияют на мягкость ткани и, как следствие, на тактильные ощущения при носке.

"Или, например, купили вы новую футболку, а её после стирки перекашивает и ведет ромбом. Это значит, что в основе ткани короткая кардная нитка, очень сильно скрученная, да еще и неправильно обработанная. Обычный человек может таких нюансов и не понимать, ему только нравится или не нравится, но чтобы производить действительно хорошую одежду, это надо учитывать.

Кристина: Мы сами очень любим носить свою одежду, но и в масс-маркете тоже что-то покупаем. Нередко для того, чтобы сравнить качество. Сейчас на мне свитшот за 1,5 тысячи рублей из масс-маркета, и я вижу, что он сделан из нити карде или даже самой короткой нити o/e. Именно такие короткие волокна впоследствии становятся причиной катышек и пушка на одежде, потому что легко и быстро вылезают.

Особенности швейного бизнеса

Олег: В этом бизнесе много нюансов и своих сложностей. Не так легко сразу найти надежных поставщиков тканей, еще сложнее создать линейку одежды — построить выкройку, сделать правильную градацию размеров. Швейное оборудование тоже очень дорогое. Одна только беечная машина, которая нужна чтобы делать петли, стоит больше 80 тысяч рублей. А такого оборудования разного назначения нужно много, к тому же его приходится обновлять. Сейчас, например, мы оптимизируем производство и покупаем электронные швейные машины, которые работают в режиме энергосбережения.

Кроме того, в настоящее время идет очень много изменений, связанных с наведением порядка в отрасли. Для текстильных изделий вводится обязательное наличие QR-кодов, чтобы государство могло отслеживать, где, кто их произвел, и контролировать как ввоз импорта, так и производство внутри страны. Насколько я знаю, это даже у крупных компаний вызывает определенные сложности, потому что пока нет окончательной ясности, как это будет работать.

Требования к подтверждению качества тоже возрастают. Наличие сертификации играет ключевую роль при сотрудничестве с интернет-площадками. Без этого товар развернут, да вы даже и договор не заключите. Чтобы начать работать через интернет, мы были вынуждены делать дополнительные сертификаты, а это достаточно дорогие услуги. Хорошо, что нас в этом вопросе выручило Агентство развития бизнеса (АРБ), которое компенсирует расходы предпринимателей на сертификацию.

Также при поддержке АРБ мы планируем принимать участие в выставках в Москве, потому что поиск новых партнеров, заинтересованных оптовиков — это тоже важная составляющая нашей работы. И, к слову, сейчас мы решительно настроены расширяться, потому что спрос на нашу одежду уже вырос благодаря сотрудничеству с интернет-площадками. При этом мы продолжаем работать как производство, гарантирующее изготовление качественного товара под ключ.

И пусть мы считаемся микробизнесом в своем сегменте, мы нашли свою нишу, делаем товар на совесть, работаем вот уже как 23 года и не планируем останавливаться.

1 окт — 2020 | 0:00
Поделиться